Публичное и частное в арбитраже. Анализ запроса Верховного Суда РФ в КС РФ насчет неарбитрабельности споров в связи с закупками отдельными видами юридических лиц

А.И. Муранов

https://doi.org/10.32875/icar.2018.1.134

Скачать

Муранов А.И. Публичное и частное в арбитраже. Анализ запроса Верховного Суда РФ в КС РФ насчет неарбитрабельности споров в связи с закупками отдельными видами юридических лиц // Вестник международного коммерческого арбитража. 2018. № 1(16). С. 134–208. https://doi.org/10.32875/icar.2018.1.134

Одна из важных проблем в российском арбитраже – политика Верховного Суда РФ по сужению круга арбитрабельных споров. Верховный Суд РФ стремится найти в частноправовых спорах так называемый «публичный элемент», после чего объявляет такие споры неарбитрабельными. При этом он не отрицает то, что данные споры остаются частноправовыми. Подобные действия Верховного Суда РФ прямо нарушают федеральные законы, которые при- знают практически все частноправовые споры арбитрабельными. В стремлении оправдать свою политику Верховный Суд РФ в ноябре 2017 г. направил в Конституционный Суд РФ запрос о соответствии Конституции Российской Федерации положений Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федерального закона от 18 июля 2011 г. № 223-ФЗ «О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц», Федерального закона от 29 декабря № 382-ФЗ «Об арбитраже (третейском разбирательстве) в Российской Федерации». Цель данного запроса – добиться от Конституционного Суда РФ либо объявления неарбитрабельными споров из закупок, осуществляемых лицами, которые аффилированы с государством, либо указания на то, что Верховный Суд сам вправе объявлять такие споры неарбитрабельными.
Эта проблематика имеет прямое отношение к международному коммерческому арбитражу в России, учитывая то, что поставщиками товаров и услуг для таких лиц часто выступают иностранные субъекты.
В статье подробно анализируется этот запрос Верховного Суда РФ, показываются содержащиеся в нем ошибки, объясняются причины контрарбитражной политики Верховного Суда РФ, доказывается, что Верховный Суд РФ реанимирует в своей практике в отношении арбитража неверную советскую теорию «хозяйственного права», обосновываются те подходы, которые должен был бы занять Конституционный Суд РФ в отношении вопроса об арбитрабельности таких споров.
Затем автор анализирует Определение Конституционного Суда РФ от 12 апреля 2018 г. № 865-O, принятое по итогам рассмотрения запроса Верховного Суда РФ. Это Определение критически рассматривается с четырех точек зрения (юридико-технической, евангельской, ленинской и футурологической), и также объясняется, какие юридико-политические мотивы лежат в его основе.
В заключение автор рассматривает те решения, которые Верховный Суд РФ принял после появления Определения Конституционного Суда РФ по поводу арбитрабельности споров из частноправовых отношений по Закону о закупках. На конкретных примерах показывается, что Верховный Суд РФ стал использовать в отношении этих споров политику двойных стандартов. Признав конкретный спор, по поводу которого Верховный Суд РФ обратился в Конституционный Суд РФ, арбитрабельным, он в других делах при помощи различных ненадлежащих юридико-технических приемов стал признавать аналогичные споры неарбитрабельными. Развитию арбитража в РФ такая контрарбитражная политика Верховного Суда РФ не способствует.
К статье также прилагаются многочисленные акты российских государственных судов, которые помогают понять суть рассмотренных в ней проблем.

Ключевые слова: арбитрабельность споров; Федеральный закон от 18 июля 2011 г. № 223- ФЗ «О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц»; Федеральный закон от 29 декабря 2015 г. № 382-ФЗ «Об арбитраже (третейском разбирательстве) в Российской Федерации»; Конституционный Суд РФ; Верховный Суд РФ; «публичный элемент» в частноправовых отношениях; советская и современная теория «хозяйственного права»; публичный порядок РФ; баланс частных и публичных интересов; критерии арбитрабельности; контрарбитражная политика Верховного Суда РФ; будущее арбитража в РФ.